component.ru: Библиотека
Назад в раздел | Оглавление библиотеки | На главную страницу

Музыкальный портрет в интерьере

Геннадий Занин

Любой предмет, созданный человеческими руками, имеет две стороны: функциональную и эстетическую. То есть аппарат, устройство или иной предмет обихода предназначен для выполнения каких-то функций и при этом он как-то выглядит. Если о функциональных возможностях аппаратуры пишут в первую очередь — подробно и много, то об эстетической стороне говорят, как правило, мало и вскользь. Большинство людей выбирает аппаратуру, исходя из ее цены и степени престижности марки (см., например, рубрику ВЗГЛЯД во втором номере Салона AV, где этот тезис подкреплен маркетинговыми исследованиями рынка). Истинные аудиофилы выбирают технику на слух — по характеру ее звучания. И редко кто во главу угла ставит критерий внешнего вида. Но ток ли уж важно, как выглядит тот или иной проигрыватель, усилитель или телевизор? Важно, ибо дизайн — отнюдь не последний пункт в перечне потребительских качеств аппаратуры. Как только люди начинают придавать должное значение интерьеру, в котором живут, его стилю, колориту, предметному окружению, одним из критериев выбора становится требование гармоничного единства используемой ими техники с окружающей эстетической средой. Это достаточно весомый повод для того, чтобы Салон AV бросил свой взгляд на историю развития дизайна бытовой радиоаппаратуры и на современные тенденции в этой области.

«Гроб Белоснежки»

Среди многочисленных приложений дизайн-творчества бытовая радиоэлектроника относится к разряду объектов, которые относительно недавно вошли в сферу приложения эстетических потребностей человека. Когда появились первые звукозаписывающие и воспроизводящие устройства, никто сначала всерьез не задумывался над тем, какой вид надлежит им придать. Можно сказать, что впервые эту задачу пришлось решать производителям, наладившим серийный выпуск продукции. И вопрос внешнего вида или дизайна был решен вполне естественно и органично для того времени. Поскольку самым распространенным и самым технологичным материалом в первой половине века было дерево, то внешнее оформление аппаратов было выдержано в мебельном стиле со всеми характерными для своей эпохи украшениями. Этакие тумбочки, комодики, шкатулки с резными дверцами, ящичками и прочими декоративными элементами. Настоящий рай для нынешних коллекционеров антиквариата.

АС фирмы Celestion. 1930 г.

Эта тенденция в дизайне радиоэлектроники просуществовала с небольшими изменениями до 1954 года. Но в этом году случилась настоящая дизайнерская революция: небольшой радиозавод Braun AG, расположенный во Франкфурте-на- Майне, просто ошарашил потребителей своей новой и совершенно необычной радиолой. Абсолютно функциональная вещь, лишенная всяких украшений и выполненная совершенно в другой стилистике, сразу привлекла к себе всеобщее внимание.

Когда на рынке, забитом однообразной продукцией, появляется нечто из ряда вон выходящее, этому нечто, как правило, тут же присваивают какое-нибудь меткое прозвище. Аккуратный белый ящик Braun с деревянными боковыми панелями и прозрачной крышкой сверху народ окрестил «гробом Белоснежки». Несколько мрачноватые ассоциации, и все же этот факт, без сомнения, следует считать народным признанием труда автора проекта Дитера Рамса, архитектора по образованию. Сотрудничество Рамса с дизайнером Фрицем Айхпером и отделом дизайна фирмы Braun в дальнейшем оказалось очень плодотворным. Их совместные усилия принесли немало интересных проектов и даже породили новый «брауновский» дизайн, оказавший решающее влияние на отраслевой дизайн в целом.

«Гроб Белоснежки» фирмы Braun. 1954 г.

К сожалению, бытовая радиоэлектроника фирмы Braun практически неизвестна на нашем рынке, и нам не довелось воочию увидеть оригинальный «гроб Белоснежки». Идеи Дитера Рамса и разработанные на Braun принципиальные решения, которые до сих пор использует весь мир Hi-Fi, к нам доходили всегда опосредованно и в искаженном виде, воплощенные в продукции других фирм- производителей. Легко представить себе компоновку передней панели обычного интегрального усилителя. Их выпущено безумное количество, но все эти модели являются бледными копиями брауновского оригинала. Усилители безобразно обросли ручками и кнопками, довольно хаотично разбросанными на передней панели. Причем в большинстве из них просто нет никакой необходимости, а некоторые функциональные кнопки способны даже отрицательно повлиять на качество звука. Нет никаких сомнений, что брауновский прототип был самым пропорциональным и эстетически совершенным из всех когда-либо выпускавшихся усилителей этого класса. Еще один яркое проявление таланта Рамса — блочная стереосистема Braun строгих линий и чистых поверхностей, в которой кассетная дека имела кассетоприемник с горизонтальной загрузкой. Этот же принцип был использован в довольно популярной у нас лет десять назад прибалтийской «Радиотехнике». А сейчас горизонтальный механизм загрузки весьма активно применяет в своих аппаратах фирма Denon. Как видим, идеи Рамса живут, но суровая рыночная действительность такова, что великолепно сделанные и до сих пор абсолютно современно выглядящие изделия Дитера Рамса сейчас можно найти разве что в музее. Итак, появление «гроба Белоснежки», довольно традиционной для своего времени по технической компоновке радиолы, но оформленной в совершенно новом стиле, определило дальнейшее развитие дизайна бытовой радиоаппаратуры. Второй важный этап в этой области связан с идеей выделения компонентов системы в отдельные блоки. Такое решение было вызвано уже не столько требованиями дизайна, сколько удобством для потребителей, а так же совершенствованием электронной базы и ужесточением технических требований. Сейчас компонентный принцип стал стандартом для аппаратуры высокого класса, и процесс выделения блоков движется «вглубь»: хорошим тоном, например, стало создание двухблочных CD-проигрывателей — отдельный транспорт (механизм для снятия информации с диска) и отдельный цифро- аналоговый преобразователь.

Датский дизайн

Появление новых музыкальных стилей и направлений, формирование самостоятельной рок-культуры сопровождалось быстрым ростом потребностей слушателей в новых типах аппаратуры. Спрос рождает предложение, и вот уже возникают новые классы бытовой звукотехники: напольные аппараты, настенные, встраиваемые в стены, затем midi-, mini- и micro-системы, переносные, карманные, автомобильные, наконец. Число различных моделей множится со скоростью деления амебы, попавшей в питательный бульон. В такой ситуации неизбежной становится универсализация методов проектирования и, как следствие, тотальная «похожесть» продукции различных фирм. В результате сформировался практически единый конструкторский подход, который отражает скорее коммерчески-злободневную моду, нежели какую-либо серьезную эстетическую концепцию.

Существует всего несколько фирм, таких как датская Bang & Olufsen или западногерманские Braun и Loewe, которые на протяжении многих лет выделяются своим ярким, узнаваемым стилем. Практика показывает, что именно от этих фирм можно ожидать интересных эстетических решений, которые способны даже положить начало новому классу бытовой аудиотехники.

Новая концепция Loewe — система Largo

Несколько лет назад фирма Bang & Olufsen представила на рынок свою новую разработку под названием Beocom 2500. Эффект был сравним разве что с появлением радиолы Braun. Большинство критиков от дизайна сошлись во мнении, что Beocom 2500 является лучшей работой в области дизайна аудиоаппаратуры за последние 25 лет. Эта разработка обозначила рождение нового класса стационарных настольных hi-fi-стерео-систем, звучащих весьма убедительно для своих небольших размеров. Аппарат имеет тот же набор функций, что и обычные недорогие музыкальные центры ценой до $500, но стоит в несколько раз дороже. В чем же дело? Датчане объясняли очень высокую цену своего детища применением новых технических решений, обеспечивающих воплощение замысла дизайнера, а так же высококачественных комплектующих и материалов, нетрадиционных для систем такого размера. Действительно, в Beocom 2500 были, например, использованы двухполосные активные (со встроенными усилителями) акустические системы и инфракрасные датчики, которые управляют моторизованными стеклянными дверками, закрывающими центральный блок системы. (Функциональная ценность этих дверок вызывает сомнение, но в эффектности им не откажешь — для «оживления» системы достаточно протянуть руку). Дизайн аппарата органично соединил в себе традиции старых звуковоспроизводящих устройств вертикальной компоновки и музыкальных ящиков, зачастую имевших стеклянные или деревянные декоративные дверки, с ультрасовременной стилистикой предыдущих проектов фирмы.

Идея высококачественного стационарного кабинетного стереоцентра показалась перспективной и другим фирмам. Следом за В & О систему такого же класса выпустила фирма Nakamichi. А совсем недавно очень похожий по компоновке аппарат представила Technics, причем по очень привлекательной цене. Просто Technics разумно отказалась от инфракрасных «примочек» и сохранила обычный интерфейс — с помощью кнопочек.

CD-плейер датской фирмы Primare

Нужно отметить, что именно датские производители бытовой электроники в области дизайна шагают «впереди планеты всей». Даже сформировалось такое понятие — «датский дизайн», и дизайнерские изыски являются визитной карточкой многих фирм из Дании. Взять хотя бы Бо Кристинсена из фирмы Primare Systems. Космические формы его аппаратов из 200-ой серии служат и вполне практическим целям — устранению всевозможных вибраций. Периодически радует глаз дизайнера еще одна датская фирма — Jamo. Она производит широчайший спектр акустических систем для всех категорий потребителей, от очень дорогих напольных систем для больших помещений до миниатюрных и дешевых. С точки зрения интерьерных решений интерес представляют модели АС Jamo в виде настольных,потолочных, настенных светильников и декоративных настенных или встраиваемых в стену панно. Производит настенную акустику и Bang & Olufsen. Ее активные АС, напоминающие картины Питера Мондриана, выполнены из обычных для В & О материалов: алюминия, темного стекла, разноцветных декоративных панелей. Решение АС в виде картины разом решает многие проблемы, связанные с привнесением в устоявшийся жилой интерьер каких-либо чуждых ему технических новшеств. Ведь зачастую аппаратура выглядит как типичная «вещь в себе», сделанная без оглядки на предметную среду, в которой ей придется существовать. Модели Beolab 4500 фирмы Bang & Olufsen и Graphic фирмы Jamo автоматически занимают в интерьере место, традиционно отводимое для картины, и благодаря этому не вступают в эстетический конфликт с окружающей обстановкой. Но таких точных и грамотных с точки зрения комплексного дизайнерского решения среды проектов очень мало.

АС Beolab 4500 фирмы Bang & Olufsen

АС Graphic фирмы Jamo

Массовый дизайн

Мы вовсе не хотим сказать, что другие производители не обращают внимания на дизайн своей продукции. Практически все фирмы, занимающиеся производством аудиотехники, имеют собственные дизайн-бюро. И они систематически «выпекают» концептуальные проекты, на основе которых уже разрабатываются целые серии на перспективу. Но вот что удивительно: как правило, такие проекты никогда не идут в крупносерийное производство. А мелкие серии большими фирмами выпускаются очень редко — рынок не позволяет. Вот пример: несколько лет назад Sony выпустила модель Submarine — переносную магнитолу, профессионально выполненную в стилистике мультяшной подводной лодки. Но кто видел ее в продаже? Скорее, это шутка дизайн-бюро. Более серьезный шаг сделала фирма Sanyo. Она запустила в серию два проекта переносных плейеров — Discman ES и Walkman ES, оформленных в виде дамской сумочки. Можно вспомнить еще, как пару лет назад Philips широко продавал модель настольного CD-плейера с безшнуровыми наушниками. Корпус этого плейера напоминал старинную шкатулку.

Вряд ли такие проекты обеспечили добавку к бюджету фирм-производителей, скорее — наоборот. Опыт показывает, что крупносерийное производство необычных для массового потребителя вещей приносит крупным фирмам только убытки. Почему так происходит? Как представляется, возможны следующие две причины: концептуальная недоработанность подавляющего большинства таких проектов, а главное — неправильный выбор потенциального потребителя и ошибки в определении ценовой категории продукции. Психология массового потребителя такова, что он принимает только устоявшиеся и ординарные решения. Все, что отличается от общепринятого, вызывает у него спектр реакций, варьируемых от пассивного безразличия до активного неприятия. И исправить эту ситуацию практически невозможно. Массовое восприятие запрограммировано на ординарность.

Три года назад компания Philips переживала сильный кризис. Причин тому было много и серьезных, но одна из них — неправильный выбор потребительских категорий для некоторых своих изделий. Сейчас фирма на подъеме и вновь начала потихоньку инвестировать в разработку «концептов». А ее негативный опыт, судя по всему, решил повторить Grundig. Фирма выпустила серию стереосистем, которые так и хочется назвать «трансформерами», причем по достаточно приемлемым ценам, что делает их доступными широкому кругу потребителей. Запуск такой необычной по внешнему виду продукции в серию — шаг, несомненно, смелый, но результат этого шага представляется сомнительным. Тем более, что в основе «трансформерного» проекта Grundig не лежит какой бы то ни было культурологической идеи. Это почти в чистом виде повторение известного опыта Philips, выпускавшего роботоподобные комплексы. Думается, что маркетологи Grundig не учли следующего факта: массовый потребитель соответствующей ценовой категории не склонен тратить деньги на аппаратуру, которую не выпускают и другие фирмы.
— Слишком уж это необычно выглядит.
— Ну куда я его потом дену?
— Ни у кого я ничего подобного не видел.

Кабинетная система B&O Beosystem 2300

Вот типичные рассуждения покупателя с ограниченным бюджетом. В свете вышесказанного может показаться странным успех строго «заточенной» на дизайн фирмы Bang & Olufsen. Но своим процветанием датчане обязаны, на наш взгляд, абсолютно правильной маркетинговой стратегии — дорогие и необычные изделия для состоятельных интеллектуалов. Фирма не производит технику High-End и не ориентируется на категорию аудиофилов. Она выпускает дорогие и красивые игрушки, грамотно сконструированные и для своих размеров достаточно убедительно звучащие. Похоже, В & О — чуть ли не единственная на сегодняшний день фирма, которой некоторая свобода творчества приносит существенный доход.

Активные АС Beolab 6000 фирмы B&O

Дизайн High End

Начнем с исключения, а именно с творчества (в данном случае вполне применимо это слово) британской колоночной фирмы В & W. За свою историю она получила немало призов за оригинальный дизайн и отличное качество звучания своей акустики. Последняя по времени награда — европейская премия за аудиодизайн года, которой в августе была удостоена кабинетная акустика Blue Pod («Голубой стручок»). Объясняя свой выбор в этой номинации, европейская ассоциация EISA отметила: «Эти колонки в равной степени обладают весьма ярким как звуковым, так и внешним образом».

Но все-таки наиболее впечатляющими следует признать два проекта В & W, получивших названия Emphasis и Nautilus. В особенности Emphasis, который, на наш взгляд, является одним из наиболее выдающихся проектов в области бытовой радиотехники. Он был выполнен несколько лет назад студентом Кингстонского политехнического института в содружестве с фирмой В & W. Это, пожалуй, единственная акустическая система, которая всем своим видом наглядно демонстрирует свое назначение. Автор абсолютно точно выбрал культурологический прототип для своего проекта. Им послужил саксофон — музыкальный инструмент, функционально идентичный АС. И саксофон, и АС выполняют одинаковую работу — воспроизводят звук. У любого человека, даже весьма далекого от звукотехники, при взгляде на Emphasis не возникает ни малейшего сомнения в функциональном предназначении этого изделия В & W. Это результат точной задумки, законченности в исполнении проекта и бескомпромиссности в реализации идеи. За дизайн — оценка 5 баллов. Замечательно еще то, что эта система и звучит по-настоящему, вполне отрабатывая свою немалую цену. Прямо скажем, случай редкий в мировой практике, лишний раз подтверждающий известный тезис о том, что действительно красивая вещь красива не только снаружи, но и внутри.

Красотка B&W — АС Emphasis

Идея другого проекта В & W — Nautilus — почерпнута из природного принципа «улитки». Попытки использовать этот принцип в акустике предпринимались и раньше, но В & W своим «Наутилусом» решила поставить в этом деле точку. Ведь это одни из немногих отвечающих требованиям High End'a изделия, над которыми серьезно потрудились дизайнеры-профессионалы. Дизайнерскую же концепцию подавляющего большинства аппаратуры High End можно условно обозначить одним словом — «ящик». Ни в одном классе звукотехники вы не встретите такого пренебрежения к внешнему виду изделия, как в High End. Все вариации внешнего оформления происходят в рамках «ящичной» концепции. Причем, для некоторых изделий этот термин надлежит понимать в буквальном смысле слова. И дело тут не только в том, что в дизайне аппаратуры High End есть свои традиции массивности и «крутости», но и в преференциях соответствующей категории покупателей. Потребитель такой техники, как правило, вообще не обращает внимания на внешний вид аппарата. Его интересует только звучание конкретной модели. (Исключением можно считать «новых русских», покупающих технику High End из соображений престижа и весьма приветствующих блеск золота и прочие навороты в оформлении «ящиков»). В целом ни один из стандартных подходов в проектировании аппаратуры High End нельзя определить рамками какой-либо серьезной эстетической концепции. За дизайн любого из выпускаемых ныне ламповых усилителей в московском Строгановском училище поставили бы двойку. И поделом. В них нет даже попытки создать какой-либо образ, хотя бы в рамках формального подхода. Эти чистые приборы гораздо ближе к научной аппаратуре (генераторам или, скажем, осциллографам), чем к технике для дома.

Еще одно чудо акустической мысли B&W — АС Nautilus

Впрочем, порой все же проскальзывают робкие попытки стилизации. Ламповые усилительные моноблоки Сагу-805, например, выполнены в стиле, который условно можно назвать «сапун времен освоения дикого Запада». Однако «ковбойская» отделка механически наложена на все тот же традиционный ящик, из которого торчат лампы. Пожалуй, единственным ламповым усилителем, над которым слегка поработал дизайнер, была модель Trillium фирмы Sci-Fi. На треугольном основании возвышаются три разновеликих цилиндра, из которых выглядывают три лампы. Вот такая простая, формальная, но уже архитектура. Из серьезных аудиофильских фирм традиционно выделяются своим дизайном Meridian, Quad и Mark Levinson со своей последней серией относительно дешевых усилителей. Тем не менее, это всего лишь профессионально слепленные в рамках современных представлений вещи, которым далеко до художественного уровня Emphasis фирмы В & W.

Пять подходов к дизайну аудиотехники

Попробуем выделить и четко сформулировать основные современные подходы к проектированию бытовой радиотехники.

— Самый распространенный подход, который можно назвать «ящичным» с небольшими вариациями. Он, безусловно, удобен взаимозаменяемостью отдельных блоков, но при этом аппаратура существует в интерьере абсолютно самостоятельно. (Стандартный hi-fi любой широко известной фирмы).

— Простое встраивание аппаратуры в стены. Эта тенденция захлестнула в основном фирмы, производящие акустику. Среди них сейчас практически нет ни одной фирмы, которая не имела бы в своем ассортименте нескольких таких моделей. Конструкторы ухитряются встраивать в стены даже пленочные диполи и электростатики, которые при желании можно закрыть сверху обоями. Эта концепция снимает многие проблемы в проектировании, но вызывает отчуждение слушателя от источника звучания. Истинный аудиофил такого не потерпит, но некоторым идея «звучащих стен» в комнате может вполне импонировать.

— Создание формального или абстрактного образа. (Примеры такого подхода уже упоминались в статье: продукция датской фирмы Primare, ламповый усилитель Trillium).

— Простая стилизация под культурный прототип. (Проекты настольного CD- плейера Philips, серии ES Sanyo, магнитолы Submarine Sony).

— Проектирование на основе культурного прототипа при умелом сочетании конструктивных признаков изделия и фигуративного образа. Это самый сложный, но и самый продуктивный путь, позволяющий добиваться неординарных результатов и ставящий функциональные вещи в один ряд с произведениями искусства. При таком подходе важно не скатиться до простого подражания внешним особенностям прототипа, не просто копировать его формальные черты, но и функционально обусловить их, сделать вещь логичной и привлекательной в соответствии с современными представлениями об эстетике и на основе последних технических достижений. (Яркие примеры такого подхода — акустические системы Emphasis и Nautilus фирмы В & W). К сожалению, такой уровень дизайна является пока исключением из правила. Это прерогатива весьма немногих фирм и дизайнеров, обладающих пониманием проблемы, абсолютным вкусом и чувством меры.

Журнал «Салон AV» N4 1995 г.


Назад в раздел | Оглавление библиотеки | На главную страницу

Яндекс.Метрика