component.ru: Библиотека
Назад в раздел | Оглавление библиотеки | На главную страницу

Всегда острый Sharp

Игорь Васильков

Японцев часто критикуют за то, что они мастерски копируют достижения других. Я же всегда заставлял своих инженеров создавать продукты, копировать которые уже будут стремиться конкуренты. Лидеры должны постоянно улучшать свои изделия и разрабатывать все новые и новые их поколения. А успешное копирование наших продуктов, я думаю, идет на пользу не только нашей компании, но и индустрии и обществу в целом. Токуджи Хаякава. «Мой способ мышления»

15 сентября 1912 года молодой человек по имени Токуджи Хаякава арендовал в центре Токио небольшое помещение под магазинчик металлической галантереи. Ему недавно исполнилось 19 лет и он решил заняться собственным бизнесом. Так началась карьера основателя компании Sharp Corp. — одного из крупнейших в мире производителей бытовой электроники, информационного оборудования и электронных компонентов. В Японии Sharp имеет репутацию компании, которая постоянно предлагает что-то новое и во многом определяет технический прогресс. Каждая крупная фирма с богатой историей имеет собственное корпоративное лицо, свой особый характер. Так вот, свой характер Sharp, вне всякого сомнения, получил в наследство от Хаякавы.

Пряжки для японских ковбоев

Будучи 9 лет от роду Токуджи поступил в ученики к мастеру-металлисту. Наблюдая за работой мастера — тот занимался изготовлением традиционных японских гребней и шпилек, которыми японки скрепляли свои сложные прически, — мальчик вскоре начал проявлять недюжинные способности к ремеслу и изобретательству.

В 1912 году Токуджи придумал пряжку для ремней западного стиля. Он запатентовал ее и назвал «Токубиджо». Штука по тем временам была очень даже необычная: ведь в Японии начала века люди поголовно ходили в кимоно. Даже в Токио большой редкостью было встретить одежду западного покроя — на нее только начинал переходить высший класс японского общества. Так что Хаякаве даже не снилась та огромная популярность, которой вдруг начала пользоваться у «новых японцев» его пряжка «Токубиджо». Заказы посыпались один за другим — торговцы толпами осаждали маленькую мастерскую. И тогда, с помощью своего наставника, Хаякава занялся собственным бизнесом.

Для пряжки «Токубиджо» не требовалось дырочек на ремне, и стоила она всего одну сотую иены. Хакаява изобрел ее под впечатлением от западных вестернов, в которых герои без всяких усилий, одним движением руки управлялись со своими ремнями

Токуджи начал свое дело с 50 иенами в кармане (по нынешним временам это что- то около $1200), из которых 40 иен были взяты в кредит. Каждый день он и двое его помощников работали с 4 утра до 9-10 вечера, изготовляя «Токубиджо». К концу первого месяца работы Токуджи расплатился с кредитором, а к концу года уже скопил приличный капитал — 120 иен.

Дело расширялось. В 1913 году Хаякава переместился в другой район Токио и в новой мастерской, наряду с пряжками, начал выпускать узорчатые обручи для зонтиков. Он изобрел удобную скользящую втулку и в свои 20 лет стал обладателем второго патента.

В 1914 году начался третий этап в развитии бизнеса Хаякавы. Он вложил большие деньги в новый завод, на котором все станки приводились в движение двигателями мощностью в 1 лошадиную силу. В эпоху повсеместного ручного труда это была исключительная фабрика. Производительность труда на ней достигла невиданных по тем временам высот.

Вечно острый карандаш

Хорошо известный всем механический карандаш своей всемирной популярностью обязан никому иному, как Токуджи Хаякаве. Именно он вдохнул новую жизнь в один из наиболее привычных человеческих предметов, когда изобрел оригинальный механизм защиты острия и поместил его в металлический футляр. В то время существовал другой вариант механического карандаша, который делался из целлулоида и был ужасно неуклюжим, неэстетичным и слишком хрупким для повседневного пользования. Используя свои познания в металлах и металлургии, Хаякава усовершенствовал его конструкцию и внешний вид и в 1915 году начал выпускать карандаш из никеля. «Механический карандаш Хаякавы» был запатентован и получил известность на рынке как «вращающийся карандаш».

Вопреки ожиданиям, продажи карандаша поначалу пошли плохо. Продавцам не нравилось, что металлический футляр холодит пальцы, что он плохо сочетается с кимоно. Но Хаякава не отступал. Ситуация резко изменилась, когда поступил крупный заказ от одной торговой фирмы из портового города Иокогама. Оказалось, что в Европе и США карандаш стал уже очень популярным, и ориентируясь на западный спрос, крупные японские торговцы начали расхватывать карандаши, как только они выходили за ворота фабрики Хаякавы. Спрос быстро превысил ее производственные возможности, а торговцы постоянно требовали все больше и больше товара. Хаякаве пришлось создать новую компанию, Hayakawa Brothers Shokai, которая полностью сконцентрировались на изготовлении механических карандашей.

Различные популярные модели оригинального Ever-Sharp Pencil

Пройдя ряд усовершенствований, включающих разработку тонкой головки в 1916 году, металлический карандаш принял свой современный облик. Он стал одним из наиболее инновационных и популярных инструментов для письма, соединяющим элегантный стиль с практичностью.

Карандаш был переименован в «Всегда готовый к работе, острый карандаш», а затем — просто в «Всегда острый карандаш» («Ever-Sharp Pencil»). От этого карандаша ведет свое происхождение и название корпорации Sharp.

Стихия

Всю свою жизнь Токуджи Хаякава оставался приверженцем модернизации и повышения эффективности производства. Он, например, разработал новый технологический процесс для нанесения бороздок на оболочке механического карандаша. Ему же принадлежит и честь создания первой в Японии сборочной линии.

Сборочная линия на заводе механических карандашей. Большая редкость в Японии по тем временам (1921)

Продажи устойчиво росли, производство расширялось: в 1920 году в Токио открылся еще один цех. К 1923 году, спустя 11 лет после основания фирмы с двумя рабочими и 50 иенами стартового капитала, в компании Хаякавы работало более 200 человек, а доходы составляли 50 тыс. иен в месяц.

И вот наступило 1 сентября 1923 года. За несколько минут до полудня Великое кантонское землетрясение (7,9 баллов по шкале Рихтера) сотрясло Токио и окружающие районы. Оно вызвало самые ужасные в истории Японии разрушения (не считая, конечно, бомбардировок Хиросимы и Нагасаки). Пожар, начавшийся из-за опрокинувшихся кухонных жаровень, быстро распространился на весь город, тесно застроенный деревянными домами. Тысячи людей погибли или были ранены. Погибли жена Хаякавы и двое его детишек, а его фабрика была разрушена до основания. Пострадали и многие из его рабочих.

Токио. После землятресения.

Сам он (физически) отделался сравнительно легко, но его семья и все, над чем он трудился 10 лет, было потеряно в одночасье.

Восстанавливать завод «вечно острых» карандашей у Хаякавы не было сил, но с помощью трех своих сотрудников он смог вернуться к жизни и к бизнесу. Однако уже не в Токио, а в Осаке.

В сентябре 1924 года Хаякава вновь наладил производство металлических карандашей и создал компанию Hayakawa Metal Works в том районе Осаки, где сейчас расположена штаб-квартира Sharp Corporation.

В предвидении эры радио

Заглянув однажды в часовой магазин в торговом центре Осаки, Хаякава обнаружил там радиоприемник. Это было первое радио, привезенное в Японию из США, — самое последнее слово в области беспроволочных коммуникаций. Импортные радиоприемники имели уже многие японцы, поскольку все знали, что совсем скоро, в 1925 году, в Японии начнется регулярное радиовещание. Но производством радиоприемников в стране никто не занимался. Чувствуя приближение эры радио, Хаякава решил связать с ним свою судьбу.

Ни о принципах радио, ни даже об основах электричества Хаякава ничего не знал (с детства имел дело только с металлами), но вместе с партнерами, на свой страх и риск, стал пытаться собирать приемники. Поскольку передающих радиостанций еще не было, проверять работу своих аппаратов им приходилось с помощью морзянки. Каждый раз, когда из приемника раздавался писк, комната оглашалась криками восторга.

Токуджи Хаякава тестирует самодельный радиоприемник (1925)

И вот в апреле 1925 года Хаякава с товарищами собрал свой первый работающий радиоприемник. А 1 июня радиостанция JOBK (нынешняя вещательная корпорация NHK) осуществила первую в Японии успешную радиотрансляцию: когда из приемника зазвучал ясный и четкий голос, команда Хаякавы бросилась обнимать друг друга. Немедленно началось серийное производство первого радиоприемника «made in Japan».

Первый японский радиоприемник на кристалле кварца (1925)

В 1920 году в США, когда там началось регулярное радиовещание, состоялись президентские выборы, и впервые в истории результаты выборов люди быстро узнали по радио. В Японии эффект от передачи новостей по радио был еще сильнее: радиоприемники, как только они появились на рынке, стали расхватывать, как горячие пирожки. Первый приемник стоил 3,5 иены и еще 1 иену в месяц радиослушателю нужно было платить за лицензию. В 1925 году было зарегистрировано 5455 владельцев лицензий. Спустя 3 года число лицензиатов NHK превысило 500 тыс. Интуиция не подвела Хаякаву: эпоха радио решительно вступила в свои права.

Приемники Хаякавы поначалу именовались попросту «crystal radio set», но вскоре получили имя собственное и уже многим знакомое — «Sharp». Выпускались 4 модели, самая дорогая из которых стоила 7,5 иен. Объем выпуска достиг 10 тыс. штук в месяц, и имя «Sharp» мгновенно стало известным по всей стране, как символ эры радиовещания.

Приемник Sharp Dyne тип 31 с принципиально новым элементом — рупорным громкоговорителем (1930)

Фортуна вновь улыбнулась Хаякаве: начался бум радио, и в июле 1925 года он основал в Осаке офис для торговых операций. В 1926 году выпускаемые компанией радиоприемники получили новое имя «Sharp Dyne». Второй торговый офис был открыт в Токио, а детали для радио начали экспортироваться в Китай, Юго- Восточную Азию, Индию, Южную Америку и другие страны. В 1928 году на смену кварцевым приемникам пришли новые аппараты на лампах. Каждый год компания выпускала новые продукты, расширяла и модернизировала свой завод, а марка «Sharp» получила прописку в домах огромного числа японцев. Разбуди любого из них среди ночи, он четко ответил бы, что Sharp — это радио.

Пользовавшийся большим спросом приемник Sharp Dyne Fuji тип 33, имевший динамик с магнитной головкой (1932)

Война и бизнес

Радиобизнес Хаякавы пошел по накатанному пути: он заключил дистрибуторское соглашение с крупным торговцем в Гонконге, открывал одно за другим отделения в странах Юго-Восточной Азии, начал строить новый завод в Осаке. В Японии тем временем (1932 год) число радиослушателей-лицензиатов превысило 1 млн. В 1936 году Хаякава завершил создание первой в Японии конвейерной линии. Эта оригинальная система (Хаякава получил на нее патент) позволяла каждые 56 секунд выпускать готовый радиоприемник с гарантированно высоким качеством. В следующем году Япония оккупировала Манчжурию и началась полномасштабная война с Китаем. Она пошла на пользу фирме Хаякавы: японцы жадно ловили фронтовые сводки и с еще большей активностью покупали приемники. В 1940 году число владельцев радиоприемников в Японии достигло 5 млн человек.

7 декабря 1941 года японцы разбомбили Пирл Харбор, и Вторая мировая война распространилась на Тихоокеанский бассейн. Hayakawa Metal Works была рекрутирована местным армейским штабов для производства военного радиооборудования. По мере разгорания боевых действий радиоприемники приобретали все большую ценность — и объемы производства компании достигли 150 тыс. штук в год. Именно 41 год, за все время с начала радиовещания в Японии, оказался самым урожайным на количество новых радиолицензий (свыше 1,23 млн).

Утреннее построение сотрудников перед штаб-квартирой компании (1943)

В 1942 году компания стала называться Hayakawa Electric Industry, Ltd, и в ее составе появилась лаборатория для исследований в области коротких и ультракоротких радиоволн. В 1944 году заработал новый завод в Осаке, на котором началось массовое производство радиовещательного оборудования.

Тяжелые времена

Война окончилась, Япония в ней проиграла, и для японского бизнеса наступили тяжелые времена. Страна лежала в руинах. Хаякава, пытаясь вернуться к своему основному бизнесу, расстался с двумя непрофильными заводами, но для производства радиоприемников катастрофически не хватало материалов. Продажи были незначительными — людям просто негде было зарабатывать деньги. Перспективы компании скрывались в полном тумане.

Но постепенно жизнь налаживалась. К 1949 году спрос на радиоприемники восстановился, наметился подъем и в делах компании: она впервые попала в листинг Осакской фондовой биржи.

Впрочем, этот подъем оказался кратковременным. В начале 50-х годов в Японии разразился сильный экономический кризис, вызванный нехваткой продуктов и материалов, а также строгими ограничениями, введенными оккупационными властями. Экономика сорвалась в штопор, а вместе с ней — и производители радиоприборов. Продажи тормозились еще и тем, что ожидалось открытие коммерческих радиостанций. Обычные приемники не могли принимать их новых частот, поэтому покупатели ждали появления новых моделей. Среди производителей радиоприемников началась волна банкротств: их количество сократилось с 80 до 18.

К марту 1950 года компания Хаякавы была в долгах как в шелках: за ней числилось 4,65 млн иен долга. Котировки ее акций болтались на самом дне — компания была на грани краха. Но благодаря сплоченным усилиям финансистов, профсоюза и менеджеров компания все же удержалась на плаву. А тут неожиданно улыбнулась фортуна в лице американцев: началась война в Корее, и американские войска, размещенные в Японии, сильно облегчили жизнь Хаякаве своими крупными заказами.

В 1951 году в Японии открылся целый ряд коммерческих радиостанций, и компания, вовремя подсуетившись, выпустила в продажу «супер радио». Количество владельцев радио в стране выросло до 10 млн. Годовое производство Hayakawa Electric возвратилось на уровень 430 тыс. единиц, а продажи на одного рабочего выросли более чем в 3 раза по сравнению с предыдущим годом. Акции компании резко рванули вверх.

«Радио с картинкой»

Первая публичная демонстрация телевизионного изображения состоялась в далеком 1926 году в США. По-видимому, этот факт не ускользнул от внимания Токуджи Хаякавы, поскольку еще в 1931 году, работая над радиоприемниками, он попутно занимался и исследованиями в области телевизионной технологии. Во всяком случае, когда в начале 50-х Япония созрела для телевидения, Хаякава вновь оказался в первых рядах. В 1951 году его компания продемонстрировала первый в стране работающий прототип телевизора, а в 1952 году первой в Японии заключила лицензионное соглашение с американской корпорацией RCA. Сразу же началось пробное производство черно-белых телевизоров, и вскоре на японский рынок поступили три модели.

Первый телевизионный приемник Sharp опередил на японском рынке всех конкурентов (1953)

Модель Sharp TV3-14T, появившаяся в январе 1953 года, стала первой в Японии коммерческой моделью телевизора. Она стоила 175 тыс. иен, безумно дорого по тем временам, так как оклады госслужащих с высшим школьным образованием начинались с 5400 иен в месяц. Поэтому начальное число обладателей телевизоров — после того как в феврале 53-го NHK начала вести ежедневные 4-часовые телепередачи (лицензионный сбор был положен в 200 иен в месяц) — составило всего 866 граждан во всей стране.

Толпы людей собирались посмотреть телевизор в токийских магазинах

Освоить массовое производство телевизоров в Японии могли не многие: кроме сложности самого аппарата и процесса его изготовления, большую проблему представляла и организация его послепродажного обслуживания. Впрочем, для обучения всех желающих азам новой технологии (чем и занимался Хаякава) времени хватало: телевизоры пока продвигались в массы через магазины, рестораны, отели и т. д. Сотни людей собирались в местах, где были установлены телевизоры, чтобы посмотреть на это «радио с картинкой». Публичный интерес к телевидению нарастал. Если в январе 1953 года компания Хаякавы собрала только 15 телевизоров, то уже к концу года объем производства вырос до 500 штук в месяц.

И все же, чтобы телевизор появился в каждом доме, нужно было что-то предпринимать для снижения его цены. На публичное обозрение выставлялись модели с экраном в 17 дюймов, для японских же домов, решили в компании Хаякавы, идеальным будет 14-дюймовый экран. А чтобы убедить каждую японскую семью, что обладание телевизором — вполне достижимая для нее цель, компания решила претворить в жизнь формулу «10000 иен за дюйм». В конце мая 1953 года появились 14-дюймовые телевизоры Sharp по цене 145 тыс. иен. Как раз в рамках формулы.

В августе заработала первая в стране коммерческая телекомпания NTV. Свой старт она отметила установкой полусотни «уличных телевизоров» в главных японских городах. Толпы, собиравшиеся перед ними посмотреть на бои боксеров или поединки сумоистов, останавливали движение транспорта, но «уличные ТВ» NTV сыграли огромную роль в деле пропаганды телевизоров. Только в сентябре было зарегистрировано более тысячи новых ТВ-лицензий. Ожидавшийся рост спроса на 14-дюймовые модели подтвердился: телевизоры компании Хаякавы захватили 60% рынка, а марка Sharp вновь, как и в эпоху радиобума, стала национальным символом «нового стиля жизни».

В 1954 году по телевидению в записи начали передавать любимые японцами спортивные соревнования, что добавило популярности ТВ. Хаякаве в самую пору было строить новый телевизионный завод. Оснащенный самым современным конвейером, охватывающим все операции от намотки катушек и сборки до упаковки, он казался технологическим чудом своего времени.

Больше товаров хороших и разных

Прошло 10 лет после окончания войны. Японцы вкушали плоды общественной стабильности и роста уровня жизни. Число владельцев телевизионных лицензий достигло 100 тысяч. Хаякава выпускал ежемесячно по 5 тыс. телевизоров, и все они немедленно раскупались.

В этот славный период (вторая половина 50-х) быстрого экономического роста в Японии появились «три священные коровы»: стиральная машина (в 1952 году их было всего 15 тыс. на всю страну, а через 3 года — уже 450 тыс.), холодильник и телевизор. Каждая семья считала делом чести заиметь эту триаду, а в помощь им было снижение цен на продукцию массового выпуска. Бум бытовой техники никого из японских производителей не мог оставить безучастным: Хаякава построил отдельные заводы по выпуску электротоваров для дома. А в 1959 году под Осакой открылся огромный завод широкого «домашнего» профиля. Здесь собирали кондиционеры собственной конструкции (на рынке они продвигались под девизом «Чем выше температура в комнате, тем эффективнее охлаждение»), оригинальные электрогрили, вентиляторы с пластмассовыми лопастями, холодильники с сверхкомпактным компрессором... Sharp продолжал завоевывать все новые позиции в домах японцев.

При покупательском буме места на рынке хватает всем, но бум скоротечен. И при усилении конкуренции выигрывает тот, кто лучше умеет продавать. Поэтому Hayakawa Electric учреждает компанию Sharp Electric как главное сбытовое подразделение с широкой сетью торговых офисов. Тогда же, в 1958 году, была введена система «дружеских магазинов» Sharp: входящие в нее торговцы могли запросто рассчитывать на помощь «друзей Sharp» в деле маркетинга, рекламы, развития рынка.

Год олимпиады и электронного калькулятора

10 сентября 1960 года NHK и еще четыре коммерческие телекомпании приступили к цветному телевещанию в Токио и Осаке: первым в цвете был показан популярный мультик. Хоть поначалу цветные передачи шли по одному часу в день, наступление эры цветного ТВ сомнений не вызывало. Sharp не мешкая развернул массовое производство цветных телевизоров на новом заводе в префектуре Нара (позднее этот завод получил всемирную известность как главная производственная база электронных калькуляторов Sharp).

Первый цветной телевизор Sharp, CV-2101. Цена на него была установлена в 500 тыс. иен (начальная месячная зарплата госслужащего — 10800 иен) (1960)

В 1958 году американская Texas Instruments придумала и сделала первую интегральную микросхему. В свои права вступала эра электроники. В Японии на это первым вновь отреагировал Sharp: в главном офисе компании были установлены большие ЭВМ, с помощью которых велась вся повседневная деятельность, а в лабораториях фирмы начались исследования по компьютерным, полупроводниковым, УKB и микроволновым технологиям. Успех в области телевидения и домашних приборов нужно было переносить уже в новые области, и руководство компании приняло стратегию создания и развития новых направлений бизнеса. В 1961 году были основаны центральные научные лаборатории Sharp, в которых уже полным ходом пошли работы по созданию электронных калькуляторов, солнечных батарей, оптических полупроводников и других электронных приборов.

Первые результаты новая стратегия принесла очень быстро: Sharp разработал первую в Японии микроволновую печь и в 1962 году наладил ее массовое производство. Техника была совершенно новой, а используемая в ней технология — непонятной и пугающей. Пришлось доказывать и объяснять преимущества микроволновки на публичных сеансах в ресторанах, отелях и т. д. В 1963 году Sharp вновь заставил всех говорить о себе: компания первой в Японии освоила массовое производство солнечных батарей, а для демонстрации достоинств этого экологически чистого источника энергии начала оснащать ими маяки в портах и дома в городах.

Приближался 1964 год, год Олимпийских игр в Токио. Вся Япония готовилась к этому важному событию, готовился к нему и Sharp. Еще в 1960 году группа молодых инженеров, пришедших на фирму 4-5 лет назад, начала активно продвигать идею разработки собственных компьютеров. Руководство приняло их предложения, и молодежь получила свою лабораторию. По ряду причин было решено отказаться от разработки больших машин, а вместо этого заняться созданием «электронных счет», которые мог бы использовать любой человек, в любое время и в любом месте.

Команда взялась за дело. Работа была очень напряженной, поскольку ребятам пришлось вести негласное соревнование с братьями Касио (это отдельная и не менее интересная история). И аккурат к олимпиаде Sharp выпустил совершенно новый продукт — первый в мире транзисторно-диодный калькулятор. Цена на него была назначена в 535 тыс. иен, как на цветной телевизор. Но скорость вычислений и бесшумность работы этой машины произвели настоящую сенсацию. И год 1964, наряду с годом Олимпиады, стали называть в Японии годом, когда появился первый электронный калькулятор. Производители сразу же ринулись в новый бизнес, и вскоре уже 33 фирмы предлагали 210 различных моделей калькуляторов. Столь мощная конкуренция привела к тому, что было названо «войной электронных калькуляторов».

Первый в мире полностью электронный калькулятор Sharp CS-10A: 25 кг, 4000 деталей (1964)

Как продавать больше

Пока инженеры Sharp трудились в своих лабораториях, менеджеры занимались продвижением продукции компании на внешние рынки. А там помнили имя Sharp еще по механическим карандашам. Первый послевоенный торговый полпред Sharp появился в Америке. В 1962 году в Нью-Йорке была организована торговая компания Sharp Electronic с 15 сотрудниками и $150 тыс. капитала. Она начала свои операции с продаж транзисторных приемников и черно-белых телевизоров в США и в последствии распространила свое влияние на многие страны Европы и Юго-Восточной Азии. Первый европейский филиал появился позже, в 1968 году, в Гамбурге, а через год — в Англии (позднее в Европе, США, Бразилии, Малайзии, Таиланде появились и производственные подразделения Sharp).

Миновал олимпийский бум, и в экономике Японии наступил некоторый застой. Спрос на рынке «трех священных коров» насытился, и компания стала искать выход из сложившегося положения. Новая «стратегия 70» Sharp предусматривала расширение существующей сбытовой сети с таким расчетом, чтобы к 1970 году на дилеров компании приходилось не менее 70% от общего объема продаж. В сбытовой структуре было выделено два уровня — владельцы магазинов и крупные оптовики — и к 1971 году цель «стратегии 70» была достигнута.

В 1965 году компания привнесла еще одну интересную инновацию в науку продаж. Была создана мобильная группа ATOM («команда для атаки на рынок»), которая работала в соответствии с новой концепцией продаж «от двери до двери». В группу были рекрутированы 47 сотрудников из Sharp, которые принялись сокращать до минимума дистанцию между производителем и потребителем. Их опыт начали перенимать бизнесмены из других отраслей, а пресса называла ATOM «группой, которая произвела революцию в методах продаж».

Самого пристального внимания, на наш взгляд, заслуживает и такая внутрикорпоративная инициатива Sharp. В 1988 году руководство компании сделало своим сотрудникам необычное предложение — занять должности по своему выбору и делать ту работу, какую им хочется. Откликнулись на призыв 188 человек, 46 из них по прошествии определенного времени сохранили за собой избранные посты. С тех пор эту интересную систему мотивации сотрудников и поиска талантов среди персонала Sharp взял на вооружение и проводит регулярно.

Но вернемся в середину 60-х. Спад в экономике оказался кратковременным — в 1966 году все вернулось на круги своя. И в Японии появились новые «три священные коровы»: автомобили, кондиционеры и цветные телевизоры. Доходы Sharp вновь резко возросли.

Вместо холмов Сенри холмы Тенри

В 1967 году компания праздновала свой 55-летний юбилей. Было много различных мероприятий, но самым интересным оказался «Фестиваль мечты Sharp», проходивший во многих городах Японии. Компания представила новейшие продукты, созданные на основе своих технологий, и модели домов будущего, как они представлялись инженерам Sharp.

Впрочем, не только земная жизнь послужила стимулом для развития технологий Sharp, но и жизнь космическая. 20 июля 1969 года Нейл Армстронг, командир американского космического корабля «Аполлон II», впервые в истории человечества ступил на поверхность Луны. Интерес к этому событию был огромнейший: за Армстронгом наблюдали 300 млн людей в 36 странах. Движущей силой лунной программы «Аполлон» была американская корпорация Rockwell. Незадолго до высадки на Луне, в марте, Sharp подписал с ней партнерское соглашение о сотрудничестве в области разработки сверхбольших интегральных схем (ELSI) и строительстве в Японии завода по их выпуску. Таким образом Sharp рассчитывал получить технологию, скопировать которую конкурентам будет весьма и весьма непросто.

Появившиеся вскоре новые ELSI имели плотность интеграции в 30-40 раз превосходящую обычные интегральные схемы, и вдвое — предыдущее поколение чипов Sharp: 1875 элементов на 3-миллиметровой кремниевой пластинке. Своим рождением они были обязаны программе «Аполлон», и считалось, что их применение в бытовой технике — дело будущего. Но Sharp быстро рассеял это заблуждение, выпустив калькулятор всего на четырех ELSI. Он произвел настоящую сенсацию.

В 1970 году в Японии, на холмах Сенри в Осаке, должна была состояться большая выставка Ехро'70. Однако Sharp отказался от участия в ней: вместо того, чтобы тратиться на постройку выставочного павильона, который через 6 месяцев все равно нужно будет разбирать, компания занялась строительством Центра перспективных исследований и планирования — включающего самый современный завод для производства ELSI — на холмах Тенри в префектуре Нара. Инвестиции в новый Центр и завод были весьма внушительными: 7,5 млрд иен при общей капитализации Sharp, оцениваемой тогда в 10,5 млрд. иен. Смена ориентиров «с Сенри на Тенри» свидетельствовала: Sharp перестает быть простым сборщиком из чужих комплектующих и становится полноценным производителем электроники.

В 1970 году компания официально сменила свое название с Hayakawa Electric Industry на Sharp Corporation. Необходимость этого шага — приведения к единообразию имени компании с ее популярной торговой маркой — назрела уже давно. Кроме того, устранение слова Electric из названия подчеркивало смену приоритетов в корпоративной стратегии — от производства электробытовых приборов к производству электроники. А 15 сентября этого же года, после 58- летнего пребывания на посту главы компании, ее основатель Токуджи Хаякава отошел от оперативного руководства и стал председателем совета директоров. Новым президентом Sharp был избран Акира Саеки.

Испытание на прочность

70-е годы стали серьезным испытанием для всех японских компаний. Меры, предпринятые правительством США по защите доллара, привели к «долларовому шоку»: иена начала резко дорожать по отношению к другим валютам, и японские производители электротоваров обнаружили, что их продукция теряет конкурентоспособность на мировом рынке. Спрос на внутреннем рынке из-за инфляции тоже сильно упал.

Токуджи Хакаява (справа) и новый президент Акира Саеки объявляют о переменах в руководстве корпорации (1970)

Для борьбы с кризисом Sharp решил применить уже испытанное средство — выпуск принципиально новых продуктов. Целая их серия была подготовлена к 60- летию компании. Среди прочего, появилось и офисное оборудование: микрокомпьютеры, электронные кассовые аппараты, а в 1972 году Sharp вышел на рынок копиров. Позже компания добавила к ним собственные текстовые процессоры (своего рода электронные пишущие машинки с дисплеем) и факсы.

Логика калькуляторного бизнеса заставляла искать пути уменьшения размеров и энергопотребления этих устройств. В поисках замены громоздким светодиодным дисплеям Sharp решил остановиться на жидкокристаллической технологии (LCD). Ее достоинства были общепризнанными (первый прототип LCD в 1968 году сделал Хейлмейер, инженер корпорации RCA), но коммерческое использование считалось невозможным — уж слишком сложным был процесс изготовления панелей. Проблемой занялись инженеры Sharp, и в 1973 году на рынке появился калькулятор EL-805 с первым в мире LCD экраном. Он был в 12 раз тоньше, в 125 раз легче, стоил в 20 раз дешевле и потреблял в 9000 раз меньше энергии, чем самый первый калькулятор Sharp. Одной батарейки размера АА ему хватало на 100 часов работы: не удивительно, что продавался он очень хорошо.

Именно с EL-805 и началось развитие мировой индустрии LCD, в которой Sharp сейчас является безоговорочным лидером. В 1983 году компания выпустила «Кристаллтрон» — первый телевизор с 3-дюймовым цветным ЖК экраном. Через 5 лет последовал новый успех: первый в мире цветной ЖК экран размером 14 дюймов. В 1991 году Sharp сделал первый шаг к осуществлению давнишней мечты о настенных телевизорах: был выпущен первый плоский ЖК телевизор (8,6 дюйма) с изображением отменного качества. Последнее достижение Sharp в этой области — 21-дюймовый цветной ЖК экран.

К середине 70-х к долларовому шоку добавился нефтяной. Цены на нефть, которую Япония на 99,7% импортировала, скакнули вверх, и рынок электробытовой техники поразила глубокая депрессия.

Что предпринял Sharp в этой ситуации? В 1976 году была принята стратегия разработки продуктов для «нового стиля жизни». Дело в том, что к этому времени главной потребительской силой в Японии стало поколение «бэби бума», люди, рожденные после второй мировой войны. Их интересы отличались от родительских, они не хотели отставать от новомодных тенденций и требовали продуктов особенных, под стать их вкусам и желаниям. Что ж, Sharp решил стать законодателем мод «рынка бэби бума» и создавать для него товары, в которых было бы что-то сверх того, что уже предлагалось другими. Так появились холодильники с тремя дверями, компактные цветные телевизоры с экраном 16 дюймов, стильные, «прилизанные» пылесосы.

«Кристаллтрон» (1987)

В 1977 году в Sharp появилась специальная инженерная группа, которой была поставлена задача интегрировать все технологии компании в инновационных продуктах. В группу были собраны главные специалисты из различных подразделений и лабораторий, которые теперь напрямую подчинялись президенту. Идея оказалась очень продуктивной: эта команда выпустила в свет такие новинки, как видеомагнитофон с фронтальной загрузкой кассет, стереосистему, которая автоматически переворачивала пластинки и кассеты, телевизор с функцией «картинка в картинке», компактный (3 см толщиной) телевизор с электролюминесцентным экраном, электронный органайзер и переводчик, холодильник, двери которого можно открывать в обе стороны, «говорящий» калькулятор, полноцветный факс, камкордер ViewCam с ЖК экраном вместо видоискателя...

Инженеры трудились, а компания очень удачно выводила их разработки на рынок. Так было, например, с видеомагнитофонами. Sharp начал их выпускать в 1979 году. Его первенец, называвшийся «Мое видео V3», имел такие нововведения, как система автоматического поиска записи и фронтальная загрузка кассеты. Кроме того, Sharp установил на него просто убийственную для конкурентов цену (150 тыс. иен) и, как говорится, за одну ночь захватил приличную долю рынка.

Ставка на разработку и внедрение инновационных продуктов сработала: с 1976 по 1986 гг. доходы компании ежегодно росли.

Путеводная звезда

1980-й год Sharp встретил в ранге корпорации с полутриллионным (в иенах) доходом. На ежегодной презентации корпоративной политики была выдвинута цель сделать компанию триллионной к 1987 году, когда ей исполнится 75 лет.

К сожалению, Токуджи Хаякава не дождался этого момента (продажи Sharp достигли 1 трлн. иен в 1990 году), 24 июня 1980 года он скончался в возрасте 86 лет. Он по праву считался главным архитектором успеха компании и всегда держал ее на острие научно-технического прогресса. «Далекая звезда», так назывался спектакль о его жизни и судьбе, поставленный на театральной сцене еще в 1973 году.

Тогда же было сформулировано и корпоративное кредо компании. «Искренность и творчество» — с такой философией продвигается Sharp по пути в будущее. А путеводной звездой для него служит личность и талант Токуджи Хаякавы.

Журнал «Салон AV» N2 1996 г.


Назад в раздел | Оглавление библиотеки | На главную страницу

Яндекс.Метрика